Lesosib.Ru | Форум | Регистрация | Вход | PDA
 
Суббота, 10 Декабря 2016, 17:46:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск
Страница 1 из 212»
Модератор форума: BooSHRooT, STEFANI 
Форум » Досуг » Юмор » Смешные рассказы. (Многабукафф)
Смешные рассказы.
RageДата: Среда, 14 Ноября 2012, 16:14:40 | Сообщение #1
Группа: Удаленные
Предлагаю создать такую отдельную тему, дабы опубликовывать смешные, юмористические, сатирические рассказы, которые являются слишком длинными для темы «Анекдоты», или ссылки на таковые.

Для затравки даю ссылки на два рассказа Терина Максима. На мой взгляд, вещи убойные и достойные того, чтобы их осилить.
Внимание! Присутствует ненормативная лексика!
Дневник сторожа садоводческого товарищества
Осада Малокрокодильска
 
БестияДата: Среда, 14 Ноября 2012, 16:36:01 | Сообщение #2
Ветеран форума
Группа: Женский клуб
Сообщений: 868
Д.рег: 17 Февраля 2012
Статус: Offline
доказательство о существовании АДа ;)

Вот реальный вопрос на тесте по физике в NUI Maynooth (Kidare, Ireland).
Ответ одного из студентов был настолько "глубоким", что профессор решил
поделиться им в сети.

ВОПРОС: Как бы Вы описали Ад - как экзотермичную (отдает тепло), или как
эндотермичную (абсорбирует тепло) систему?

Большинство студентов пытались описать Ад с помощью закона Бойля, типа газ при
расширении охлаждается и температура при давлении падает.

Один из студентов написал:

Сначала мы должны выяснить, как изменяется масса Ада с течением времени. Для
этого нужно знать, сколько душ прибывает в Ад и сколько душ его покидает. Я
считаю, что если душа попадает в Ад, покинуть она его не может. На вопрос,
сколько душ прибывает в Ад, нам помогут ответить различные религии, существующие
сегодня в мире. Большинство из этих религий утверждает, что души людей, не
принадлежащих их церкви однозначно попадают в Ад. Поскольку человек не может
принадлежать больше чем к одной религии, можно однозначно утверждать что ВСЕ
души попадают в Ад. Приняв во внимание индексы рождаемости и смертности, можно
предполагать, что число душ в Аду растет экспоненциально.

Рассмотрим теперь вопрос изменения объема Ада. Чтобы в Аду поддерживать
одинаковую температуру и давление, объем его должен увеличиваться
пропорционально увелечению количества душ - согласно закону Бойля. Иначе говоря
мы имеем 2 варианта:

1. Если Ад расширяется медленнее, чем растет число пребывающих душ, то
температура и давление там будут расти до тех пор, пока Ад просто не развалится.

2. Если же Ад расширяется быстрее, тогда температура и давление падают - Ад
замерзнет.

Каков из вариантов правильный?

Взяв за основу высказывание Анжеллы на первом курсе, что "в Аду скорее настанет
зима, чем я с тобой пересплю", а так же тот факт, что сегодня мы проснулись
вместе - мы придем к однозначному выводу, что Ад замерз. Из этого следует, что
Ад не в состоянии более принимать души. Остается только Рай - что и подтверждает
наличие Бога. Этим, видимо, и объясняется тот факт, что Анжелла всю прошлую ночь
кричала: "О, Боже!"

Студент получил "отлично" единственный на курсе :))))))


Сдержать можно всё.. Слёзы.. Злость.. Боль.. Любовь.. Но, ска, смех сдержать невозможно!!!..)))
 
АнастасияДата: Среда, 14 Ноября 2012, 16:58:55 | Сообщение #3
Форумчанин
Группа: Проверенные
Сообщений: 41
Д.рег: 31 Марта 2012
Статус: Offline
Откуда: Лесосибирск
Первое свидание в реале…
— Так это вы?
— А это, значит, вы?..
— Мда-с…
— У-гу… Можно присесть?..
— Что тут поделаешь?.. Присаживайтесь.
Присаживается.
— Я вас, если честно, немного другой себе представлял…
— А уж я то, как приятно удивлена. Рвусь от счастья!..
— Ну, что? Так и будем?..
— А что прикажете?..
— Заказать?..
— Заказывайте. Всё равно вечер… пропал.
— Разделяю ваше горе… Давайте, что ли по маленькой?..
— Да чего уж там. По большой.
Заказывает.
— В объявлении говорилось: «стройненькая».
— А вы, выходит, тот самый «крепенький»?..
— Позволю заметить, ваша стройность, мягко сказать, слегка преувеличена.
— Признаться, и ваша крепость под большим вопросом… А вас не устраивают пышные формы?
— Не настолько.
— А где обещанный блондин?.. К чему вы напялили эту лысину?
— Где, где. На бороде?
— Заметно.
— А это, так называемый — третий размер?
— Какая вам разница?
— Скажите хоть, чем мерили — вёдрами?
— А вы рост указали с учётом табурета?
Приносят заказ. Он молча разливает.
— Ну что?.. Со свиданьицем?
— Слушайте, заткнулись бы…
Пожимает плечами. Выпивают.
— Значит, говорите «голубоглазка с таинственным взором»?.. Это вы о косоглазии так нежно?
— А вы — юноша?.. Сколько вам, юноша? Шестьдесят?
Наливает.
— Ну,...
— Заткнитесь, и так тошно...
Выпивают.
— «Представительный»!.. Это вы о впалой груди или о сутулости?..
— А «грациозная» о чём?.. Молот грациозно метаете, или сваи в пуантах вколачиваете?
— Что это за тряпьё на вас, «солидный»?
— А ваша ряса наверняка от кутюр?
Наливает.
— Не чокаясь!
— Да, пошёл ты!
Выпивают.
— «Улыбка Джоконды» — я так понимаю — усы?
— Протрите протезы — «мистер, голливудский оскал».
— А этот размытый плюмаж — «утончённость вкуса»?
— А ваш «средиземноморский загар» случаем, не от цирроза?
Выпивают.
Еще выпивают.
— Закажем ещё?
— А деньги то у тебя есть, Ротшильд?
— Честно сказать, в данный момент я немного стёснён в средствах, но...
— Ладно, бомжара, валяй. Гуляем!
Заказывает.
— А знаете, вы мне начинаете нравиться.
— Ещё бы!
— И вот эти ваши побрякушки...
— Украшения.
— Я и говорю. Они как-то немного того… скрашивают. И вообще, когда привыкаешь...
— Вы тоже, когда спиной — тошнота откатывает.
Приносят заказ. Он наливает.
— На брудершафт?
— Только рот водкой прополощу!
Выпивают.
— Теряем градус, родная. Давай, фужер!
— Наливай, крепыш. Ночь длинная...
Выпивают. Выпивают. Выпивают.
— Слушай, красавица, а не рвануть ли нам к тебе???
— У, какой живчик!!! Что ж, пойдём, проверим твою «крепкость». Только, дыши в сторону.

— Тогда ещё по одной.
— Да хоть по две.
— Я так и влюбиться могу!
— Хорош, молоть! Закажи на дорожку.
— Божественная!.. Может сразу в загс, Оля?
— Я Галя. Геннадий!..
— А я Гриша.
— Судьба, блин! Всё на «Г»!!!


Забираясь на дерево жизни, постарайтесь обойти сук и не реагировать на дятлов!
 
RageДата: Вторник, 20 Ноября 2012, 14:48:47 | Сообщение #4
Группа: Удаленные
Однажды к Мастеру Вану пришли трое его детей, и каждый желал странного.

- Отец, - жеманясь и краснея, сказал старший сын. - Мне кажется, я люблю мужчин больше, чем женщин. А среди мужчин я больше всех люблю Сунь Ахуя из соседней деревни. Он такой... такой!.. он как Бьякуи из "Блича"!.. Я понимаю, ты хотел видеть во мне опору в будущем, продолжателя рода и наследника своего мастерства, но... извини, я хочу иначе. Ничего, если я приведу в дом Сунь Ахуя, и мы будем спать в одной кровати и сидеть у огня, держась за руки?..

- Папа, - потупясь, сказал средний сын. - Мне кажется, я пацифист и не могу даже смотреть на оружие, мясную пищу и чужие страдания. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне сильного воина, победителя и защитника, который прославится на всю Поднебесную, но... извини, я хочу иначе. Ничего, если ты отмажешь меня от армии, и мы возьмем в дом нашего поросенка, которого мы откармливаем на Праздник Фонарей? Я назову его Пикачу, буду купать в теплой воде, повяжу на шею синий бантик, и мы с Пикачу будем кушать только растительную пищу!..

- Папа! - сказала любимая дочь Мастера Вана, Ма Сянь, водя изящной ножкой по глиняному полу. - Ты знаешь, я ведь молодая, красивая и умная девушка. Поэтому я хочу самореализоваться и пожить для себя. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне любящую жену, умелую хозяйку и заботливую мать своих многочисленных внуков, но... извини, внуков у тебя не будет. Ничего, если я уеду в город, стану там офисным работником, сделаю карьеру и стану чайлдфри? А по выходным я буду приезжать к тебе в дом престарелых на своем "Матисе" и куплю тебе замечательное кресло-качалку...

Мастер Ван уже открыл было рот, чтобы громко высказать детям все, что он о них думает, но так и не издал ни звука. "А нужно ли? - подумал он вдруг. - Да какое же я имею право решать за своих детей, как им жить, с кем спать, что есть, во что верить? Они же самостоятельные личности! Ну и что, что старшему всего семнадцать? Подумаешь, мне не нравится! Ничего, потерплю, зато дети мои будут счастливы! В конце концов, чем цивилизованнее человек, тем он толерантнее, так неужели я буду вести себя как дикарь?!"

- Хорошо, - устало сказал он, - живите как хотите.

...Прошло десять лет. Дети жили как хотели, а Мастера Вана просто зае**ло.

Он пришел к соседу поделиться своим несчастьем и увидел, что Мастер Чжан сидит в беседке перед садом камней, пьет сливовое вино и курит свою любимую кривую трубочку.

- Как поживаешь, сосед? - спросил Мастер Ван. - Все ли в порядке? Что детишки?

Мастер Чжан неторопливо отпил из чашки и ответил:

- Старший сын женился на дочери уездного судьи. Они живут душа в душу, сын хорошо зарабатывает, у них в городе большой дом. Средний сын служит в императорской коннице на южных рубежах Поднебесной. Он начальник "длинной сотни" конников. Враги боятся его, как огня, друзья любят, подчиненные уважают, а начальники ценят. А дочь - что ж, вон моя красавица-дочь, ее любимый муж и пять моих внуков...

- Невероятно! - вскричал Мастер Ван. - Но разве десять лет назад твои дети, будучи молодыми, горячими и глупыми, не приходили к тебе, желая странного?!

Мастер Чжан степенно кивнул.

- Как же тебе удалось воспитать таких славных детей?!

- Я просто сказал им, что если не перестанут валять дурака, я пер**бу им лопатой.

С тех пор последователей Мастера Вана зовут "толерастами", а последователей Мастера Чжана - "шовинистами".
 
RageДата: Вторник, 20 Ноября 2012, 14:48:57 | Сообщение #5
Группа: Удаленные
Совещание. Автор Alex_aka_JJ

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.

— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?

— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?

Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:

— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.

— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.

Леночка покрывается краской и смущенно улыбается. Она недавно закончила экономический, и к дизайну имеет такое же отношение, как утконос к проектированию дирижаблей.

— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?

— Нет, — говорит Петров.

— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.

— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…

— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.

— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.

— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.

Петров осознает, что переборщил с образностью.

— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.

— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.

Петров молча проклинает свою болтливость.

— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.

Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.

— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?

— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.

Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.

— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?

Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.

— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?

— Знаю.

— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?

— Нет, не надо.

— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.

Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.

— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?

— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы?

— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…

— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия?

— Да, но…

— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?

— Разумеется, но…

— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте.

— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.

— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..

— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.

— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.

Морковьева начинает просматривать свои бумаги.

— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.

— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..

— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.

Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:

— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.

— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.

Петров придвигает к себе листок бумаги.

— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?

Морковьева утвердительно кивает головой.

— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?

— Ну-у…

— Да, она перпендикулярна.

— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.

— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..

Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:

— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.

Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо.

— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да.

— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…

— А можно мне ручку? — просит Морковьева.

Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.

— А если так?..

Петров вздыхает.

— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.

Морковьева поджимает губы.

— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.

— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.

Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.

— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…

— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.

— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.

— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.

— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…

— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…

— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.

— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?

— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?

Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.

— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?

— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана.

— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?

Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.

— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров.

— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?

Морковьева кивает.

— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?

— Геометрия, — со вздохом говорит Петров.

— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.

Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.

Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:

— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.

— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!

Петров устало изрекает:

— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?

— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.

— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?

— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.

— Можно одну линию изобразить в виде котенка?

Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:

— Что?

— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…

— Нет, — говорит Петров.

— А почему?

— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.

— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…

— Да все равно, — качает головой Петров.

— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.

— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет».

— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно.

— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?

Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.

— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.

Недозайцев хлопает ладонью по столу.

— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?

— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?

— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.

Недозайцев удовлетворенно кивает.

— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..

— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?

— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.

— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?

— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.

— Он красный, — поясняет Леночка.

Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.

— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.

— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…

— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем.

— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.

— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!

Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.

— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..

Петров вздыхает.

— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.
 
EugeneDДата: Вторник, 20 Ноября 2012, 15:38:44 | Сообщение #6
Ветеран форума
Группа: Проверенные
Сообщений: 1264
Д.рег: 24 Мая 2010
Статус: Offline
Хм... А где я это читал совсем недавно?
 
RageДата: Вторник, 20 Ноября 2012, 16:01:57 | Сообщение #7
Группа: Удаленные
Я это просто перенес из анекдотов.
 
AdapterДата: Понедельник, 04 Марта 2013, 20:26:52 | Сообщение #8
Матерый
Группа: Проверенные
Сообщений: 157
Д.рег: 20 Февраля 2012
Статус: Offline
Откуда: Енисейск
 
politsa_avДата: Понедельник, 04 Марта 2013, 20:39:55 | Сообщение #9
Мастер
Группа: Женский клуб
Сообщений: 146
Д.рег: 02 Ноября 2011
Статус: Offline
Откуда: Лесосибирск
Adapter, а мож это была она? И яица где-нибудь успела отложить?

Кругозор некоторых людей - это круг с нулевым радиусом. Они называют его точкой зрения.
 
AdapterДата: Понедельник, 04 Марта 2013, 20:44:30 | Сообщение #10
Матерый
Группа: Проверенные
Сообщений: 157
Д.рег: 20 Февраля 2012
Статус: Offline
Откуда: Енисейск
)) AnnA, это не мое творчество )) нафиг нафиг я сам их ненавижу до судорог у мну инфаркт был бы)
 
Форум » Досуг » Юмор » Смешные рассказы. (Многабукафф)
Страница 1 из 212»
Поиск:


Copyright Evgeniy Rybin © 2016 Хостинг от uCoz